Закрыть
image description
image description
image description
image description
image description

16 апреля 1945 года. 22 дня до Победы

Начало Берлинской стратегической наступательной операции. Цитаты из воспоминаний командующих фронтами маршалов Г.К. Жукова и И.С. Конева.

В этот день 75 лет тому назад началась Берлинская наступательная операция, которая стала одной из самых последних операций Великой Отечественной войны и одной из самых известных. В ходе неё Красная Армия взяла столицу Третьего рейха – Берлин, разгромила последние, самые мощные силы противника и принудила его капитулировать. Операция продолжалась 23 дня, с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Участие в операции приняли три фронта: 1-й Белорусский (маршал Г.К. Жуков), 2-й Белорусский (маршал К.К. Рокоссовский) и 1-й Украинский (маршал И.С. Конев). На Берлинском направлении Красной армии противостояла крупная группировка в составе групп армий "Висла" и "Центр". Наступление на столицу Германии началось после завершения основных операций Красной армии в Венгрии, Восточной Померании, Австрии и Восточной Пруссии. Это лишило столицу Германии возможности пополнения ресурсов. Кстати, Берлинская операция вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самое крупное сражение в истории. Группировка советских войск насчитывала 2,5 млн солдат и офицеров, 42 тыс. орудий и минометов, свыше 6 тыс. танков и самоходных артиллерийских орудий, 7,5 тыс. боевых самолетов. В немецких частях, оборонявших берлинское направление, было около 1 млн человек, более 10 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. танков и САУ, свыше 3 тыс. самолетов.

Мы предлагаем вам две цитаты из воспоминаний очевидцев, не просто очевидцев, а командующих фронтами – маршалов Г.К. Жукова и И.С. Конева.   

Из воспоминаний маршала Георгия Жукова, командующего 1-м Белорусским фронтом:

«Готовя операцию, все мы думали над тем, что еще предпринять, чтобы больше ошеломить и подавить противника. Так родилась идея ночной атаки с применением прожекторов. Решено было обрушить наш удар за два часа до рассвета...

Стоял предутренний туман. Я взглянул на часы: было ровно 5 утра. И тотчас же от выстрелов многих тысяч орудий, минометов и наших легендарных «катюш» ярко озарилась вся местность, а вслед за этим раздался потрясающей силы грохот выстрелов и разрывов снарядов, мин и авиационных бомб. В воздухе нарастал несмолкаемый гул бомбардировщиков.

Со стороны противника в первые секунды протрещало несколько пулеметных очередей, а затем все стихло. Казалось на стороне врага не осталось живого существа. В течение 30-минутного мощного артиллерийского огня противник не сделал ни одного выстрела. Это свидетельствовало о его полной подавленности и расстройстве системы обороны. Поэтому было решено сократить время артподготовки и немедленно начать общую атаку. В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенные через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы…» (Жуков Г. К. Воспоминания и размышления, Москва, 2017, С. 557).

Из воспоминаний маршала И.С. Конева, командующего 1-м Украинским фронтом:

«Чтобы форсирование проходило более скрытно, нам совсем невыгодно было освещать полосу прорыва. Напротив, куда выгоднее было удлинить ночь. Всего артиллерийская подготовка должна была длиться два часа тридцать пять минут, из них час сорок давалось на обеспечение форсирования и еще сорок пять минут – на подготовку атаки уже на западном берегу Нейсе.

За это время мы рассчитывали подавить у немцев всю систему управления и наблюдения, их артиллерийские и минометные позиции. Авиация же, действуя на еще большую глубину, должна была довершить разгром противника, концентрируя удары по его резервам.

К концу первого периода артиллерийской подготовки были поставлены дымы. В полосе, доступной обозрению, дымовая завеса оказалась очень удачной – мощная, хорошей плотности и по высоте как раз такая, как нужно.

Мастерски это сделали летчики-штурмовики! Стремительно пройдя на бреющем, они не «пронесли» ее, а поставили точно на рубеже Нейсе. … Ширина фронта, на котором ставилась дымовая завеса, равнялась ни много, ни мало тремстам девяноста километрам. Такой фронт установки завесы в известной мере дезориентировал противника относительно пунктов наших переправ через Нейсе.

Мощная артиллерийская подготовка и дымы создали для неприятеля большие затруднения в управлении войсками, расстроили их систему огня и ослабили устойчивость обороны. Уже к середине дня из показаний пленных выяснилось, что и отдельные солдаты, и мелкие подразделения немцев довольно своеобразно использовали нашу дымовую завесу: они просто покидали свои позиции и уходили в тыл» (И.С. Конев. Сорок пятый. М., 1966, С. 100–101).

А до Победы оставалось 22 дня.